Меню сайта
Форма входа
Погода
Поиск
Главная » 2013 » Ноябрь » 10 » Тавдинский оползень (перепечатка)
12:09
Тавдинский оползень (перепечатка)

Как живет провинциальный городок Тавда Свердловской области? Что делать, чтобы жизнь в нем стала лучше? Наш корреспондент попытался найти ответы на эти вопросы 
 

Еще до прихода в Сибирь отряда атамана Ермака в селе Кошуки, что на правом берегу реки Тавды, распахивали земли и сеяли жито. Места благодатные. По Тавде ходили пароходы и баржи, сновали рыбац­кие суденышки. В деревне Жиряково Антроповской волости предпринима­тели братья Вардропперы построили в 1888 году судоверфь, где ежегодно спускались на воду десятки судов. На реке Каратунке, в нескольких верстах от ее впадения в Тавду, оборотистый купец Ушков поставил суконную фа­брику на четыреста рабочих. В 1915 году Министерство земледелия дало разрешение на строительство крупно­го лесотехнического завода на берегу озера Матюшино. Годом раньше в рай­оне озера Кривое пустили в действие двухрамный лесопильный завод това­рищества «Переломов — Жернаков» и трехрамный завод — промышленника Шестова.

После революции 1917 года все предприятия национализировали. Позднее в Тавде появились круп­нейший в стране лесокомбинат, ги­дролизный и механический заводы, фанерный комбинат, мебельная фа­брика, маслозавод, плодопитомник, химлесхоз, рыбзавод и прочее. Общая численность рабочих превышала 10 тысяч. Объем выпускаемой продукции—  60 миллиардов рублей.
Ехал в Тавду поездом «Екатеринбург—Устье Аха» и думал: «Как же такой преуспевающий край, считай, в одноча­сье мог стать депрессивным? Вагон ка­чало, было душно. Не работала вытяж­ная вентиляция, не открывались окна. Старый состав. Я лично всю ночь не спал. Остановки в Егоршино, Ирбите, Туринске... Каждый раз выбирался на волю, чтобы глотнуть свежего воздуха.
 
Тавда — типичное провинциальное захолустье: много бараков, черных изб. Дороги разбиты. Высокий уровень преступности. Под боком три колонии. Одно время число заключенных доходило до 10 тысяч»
 

Тавдинцы не против перейти в Тюменскую область

В Тавде меня встретили трое депута­тов местной Думы — Виктор Никола­евич Никулин (бывший полковник, начальник колонии), Анатолий Бог­данович Дьяков (в прошлом работник местного РОВД) и Василий Владими­рович Чиянов (станочник с фанерного комбината).
Лица у собеседников хмурые. Неза­долго до этого в городе провели опрос населения в социальных сетях. На во­прос «Поддерживаете вы инициативу перехода Тавдинского района из со­става Свердловской области в Тюмен­скую?» из 1618 человек большинство ответили «да», против 145 голосов. Никулин не скрывал досады: — Промышленность и сельское хо­зяйство развалены. От нас сбежали в Ирбит налоговая инспекция, Сбер­банк, «Почта России». Остались лишь их филиалы. Управление сельского хозяйства перевели в Туринск. Даже путного роддома нет. Роженицы с па­тологией едут за 160 километров в специализированную клинику. А та­ких женщин в Тавде две трети. Плохая экология, некачественные продукты, житейские неурядицы. Поменять си­туацию нельзя, потому что вопреки закону о местном самоуправлении, которым предусмотрены разные типы муниципальных образований (городское поселение, сельское посе­ление, муниципальный район, город­ской округ), в Свердловской области почему-то сделали акцент только на последнем варианте. Видимо, чтобы сподручней контролировать «управляемость территорий».
чему-то сделали акцент только на последнем варианте. Видимо, чтобы сподручней контролировать «управ­ляемость территорий».
— Это точно, — подтвердил Анато­лий Богданович Дьяков. — Судите са­ми: разве в деревне, где каждый знает соседа в лицо, выберут главой поселе­ния проходимца? Конечно, нет. Само­организация селян значительно выше, нежели горожан. Почему бы не сде­лать свободными выборы глав посе­лений? В других-то регионах картина совершенно иная: в Курганской, Ом­ской, Новосибирской, Оренбургской областях — по 30-40 муниципальных районов, в Свердловской — всего пять! Крестьяне не имеют представителей в заксобраниях городских округов, раз­ве это дело? Сидите, мол, по домам и молчите...
Тавда — типичное провинциальное захолустье: много бараков, черных изб. Дороги разбиты. Высокий уровень преступности. Под боком три коло­нии. Одно время число заключенных доходило до 10 тысяч. Освободятся — податься некуда, нигде не берут на работу. Вот и скатываются снова на скользкую дорожку. Район «лидирует» в области по числу туберкулезников. Если в 1991 году на тысячу человек приходилось 30 больных, то ныне — втрое больше. Пьянство, наркомания, проституция.
Жуткую картину увидел в некогда промышленной зоне. Полуразрушен­ные огромные корпуса лесокомби­ната, гидролизного и механического заводов, откуда по ночам вывозят ме­таллолом. Пустой порт, догнивающие деревянные зерновые склады. Пока держится «на плаву» лишь фанерный комбинат. Сидевший рядом со мной в машине молодой депутат Василий Чиянов грустно обронил:
— У меня, станочника-распилов­щика четвертого разряда, тариф — 27 рублей 48 копеек в час! Зарплата — от 3 до 20 тысяч рублей в месяц. Как на них жить?
—Ну и что говорят рабочие?
—Кто-то возмущается, высказывает недовольство жизнью, кто-то пишет в Москву жалобы, но большинство мол­чит. На кусок хлеба средства есть, и ладно. Одно время комбинат вовсе простаивал — сидели без зарплаты.
Несколько раз менялись владельцы предприятия. Объемы выпуска про­дукции не сравнить с прежними.

Кто убил Павлика Морозова?

В тот же день отправились вместе с Чияновым в глухую деревеньку Герасимовку, где в сентябре 1932 года в лесу были зверски убиты тринадцати­летний пионер Павлик Морозов и его меньший братишка Федя. От Тавды — сорок километров. Хотелось взглянуть на место гибели ребятишек. История запутанная. По сей день среди герасимовских старожилов нет единого мне­ния на ее счет. С большака к болоту, где нашли тела братьев Морозовых, ве­дет узенькая тропка, заросшая осокой. Согласилась нас провести экскурсовод музея Марина Владимировна Изимбаева. Вскоре впереди забелел обелиск, обнесенный невысокой оградкой. По­дошли к нему, склонили головы. В полсотне шагов — еще один, где бандиты настигли убегавшего Федю.
Марина Владимировна рассказы­вала:
— Павлик и Федя пошли на боло­то за клюквой и пропали. Три дня их искали. Когда нашли зарезанными, все село содрогнулось. Поначалу аре­стовали девятерых подозреваемых. Шестеро были родственниками ребя­тишек. В том числе дед Сергей, бабка Ксения, двоюродный брат Данилка и дядя Арсентий Кулуканов. Спустя два месяца в Тавде состоялся суд. Пяте­рых оправдали, а деда, бабку, дядю и двоюродного брата приговорили к расстрелу. Сознался в убийстве толь­ко восемнадцатилетний Данилка. Дед Сергей принародно перекрестился и поклялся, что не убивал внуков.
—А какие доказательства их вины были оглашены на суде? — поинтере­совался я.
—В доме деда будто бы обнаружи­ли окровавленную рубаху, а за иконой — нож, которым зарезали отроков. Жители села, в большинстве своем набожные люди, переселившиеся сюда из Белоруссии, не поверили следователям. Говорили, что ребята могли стать невольными свидетелями то ли зака­пывания клада в лесу, то ли постройки схрона. Но это все догадки.

«Мылись в ваннах, а теперь — в корытах»

Перед Великой Отечественной вой­ной колхоз имени Павлика Морозова крепко стоял на ногах, участвовал во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Затем его укрупнили, при­соединив земли соседних деревень, и, таким образом, площадь пашни увели­чилась до 2 тысяч гектаров. Получали 200-центнеровые урожаи картофеля, имели приличное дойное стадо.
Много лет председателем колхоза был Александр Михайлович Кузнецов, выведший хозяйство в лидеры. Увы, ныне окрестные поля в запустении, ферма разрушена. Колхоз прекратил свое существование. На обратном пути завернули в деревню Мостовка, где еще недавно тоже был справный колхоз имени Чапаева. Ныне банкрот. Нашли бывшего председателя Данилу Васильевича Храмцова. Хозяин не стал лукавить, выложил все, что называет­ся, начистоту:
—До «реформ» Ельцина не бедство­вали. 1200 гектаров пашни, около 1000 голов крупного рогатого скота. Сеяли пшеницу, рожь, овес. Сажали капусту и картофель. Молоко сдавали на Тавдинский молокозавод. В деревне были школа, клуб, два магазина, детский сад...
—А еще котельная, — вставила хо­зяйка Ирина Николаевна. — Забыл? Мылись-то в ваннах. Сейчас вновь в корытах...
—Развал начался после того, как вздули цены на технику, горючее, газ, электроэнергию, — продолжил Храмцов. — Молоко, мясо, овощи стали в убыток. Касса опустела. Какое-то вре­мя выручал лес. Заготавливали дело­вую древесину, разделывали на своей пилораме и продавали. Имели от про­дажи «живые» деньги, но потом и этот ручеек иссяк. После дефолта вижу, дело к краху. Собрал народ. Спраши­ваю: «Что будем делать дальше?» Денег в кассе нет. Решили: в счет зарплаты раздать механизаторам технику. По­делили и землю. Оказалось, правиль­но сделали. В соседних хозяйствах все имущество описали и увезли за долги.
—Как же выживаете?
—Те, кто помоложе, разбежались по «вахтам» — на Ямал, в Сургут, Урен­гой, Урай... Пенсионеры копошатся на своих подворьях. Многие спились. Да­же женщины. Мужей-то по полгода не видят.
—Ну, а сами чем занимаетесь? — спросил Храмцова.
Он вздохнул:
—Взял в аренду на десять лет три озера — Сухое, Тяпку, Камешное. Еще десять километров реки Иксы. В Табо­рах у нас база, где коптим рыбу. По­могают родственники.
—Что ловите?
— Щук, карасей, язей, чебаков, плотву, окуней, лещей, налимов... По договору имеем право добывать до десяти тонн в год, но получается куда меньше. Трудно со сбытом. Если чест­но, то маемся... На старости лет нет покоя. Держим на подворье живность, сажаем картошку. Собираем грибы, ягоды. Так и живем...

Реформы победили здравый смысл

В той же стороне, на берегу старицы Гузеево, — древнее село Городище, входившее когда-то в Кошукскую инородческую волость. Место ссылки опальных вельмож. Тут встречаются фамилии Шиловых, Морозовых, Сус­ловых, Шелестов, Бадиных, Долговых, Путиковых, Черепановых, Беляевых, Лоскутовых, Яковлевых. В царское время в селе были три ветряные и од­на водяная мельницы, кузня, торговая лавка. Местный купец Алексей Ивано­вич Котельников в 1910 году поставил «для славы» паровую мельницу. Ну а дальше возник колхоз «III Интернационал». В селе построили маслозавод, который вырабатывал по 300 кило­граммов масла в сутки, творог, казе­ин. В 1929 году открыли медпункт с родильным отделением. Заработал го­сударственный ветеринарный участок. Собирали ржи по 25 центнеров с гек­тара, пшеницы — 15 центнеров. В во­йну работники местной МТС на свои деньги построили целую эскадрилью самолетов «Свердловский колхозник».
С фронта не вернулись 211 городищенцев. За мужчин трудились жен­щины и дети. В «перестроечные годы» гремел на всю округу Городищенский колхоз «Заветы Ленина». На его деньги выстроили целую улицу благоустро­енных домов, школу-интернат, детсад, Дом быта, торговый центр.
...Почему же вдруг списали со сче­тов десятки таких мощных хозяйств? Что выиграли мы от так называемых «реформ»? В регион ныне завозят в огромных объемах импортное продо­вольствие, напичканное «химией».
Полвека назад в Тавдинском районе (без учета Тавды) жили 24,2 тысячи человек, сейчас — всего 8 тысяч. В самой Тавде соответственно — 48 и 38 тысяч человек. В Алапаевском районе сель­ское население сократилось с 74 до 36 тысяч, Серовском — с 55 до 23 тысяч, Тугулымском — с 47 до 24 тысяч, Ту­ринском — с 56 до 29 тысяч, Шалинском — с 52 до 25 тысяч, Ачитском — с 30 до 17 тысяч, Гаринском — с 28 до 7 тысяч, Таборинском — с 21 до 4 тысяч человек. Нетрудно догадаться, что ожидает эти территории в будущем.
И вновь возник извечно русский во­прос: что делать?
...На вокзале в Тавде меня прово­жал местный писатель Валерий Нико­лаевич Ермолаев. Подарил свою книгу «Тавдинский краеведческий словарь». Прочитал ее и подумал: «А ведь не на­до выдумывать ничего нового, чтобы возродить полнокровную жизнь на этой древней земле, стоит только опе­реться на опыт сметливых предков и поверить в собственные силы».   
 
Александр Арцибашев
Свердловская область
Просмотров: 600 | Добавил: ИринаТавда | Рейтинг: 10.0/10
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Календарь
«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Полезные страницы

Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz